186 дней царствования

186 дней царствования

186 дней царствования

(незаслуженно оболганный император)

Петр Федорович, получив трон, не стал рубить с плеча, как это делали многие до него. При власти в стране остались практически те же люди, что и при Елизавете. Еще будучи великим князем, Петр наладил добрые отношения с обеими семьями тетушкиных фаворитов – и с почти отошедшими от дел Разумовскими, и с активно действующими Шуваловыми. Петра и Александра Шуваловых Петр Федорович, взойдя на престол, наградил титулами генерал фельдмаршалов. Их кузена и бывшего фаворита Елизаветы Ивана Шувалова император поставил руководить тремя военными учебными заведениями: Сухопутным, Морским и Артиллерийским корпусами. При этом Иван Иванович по-прежнему оставался куратором Московского университета, таким образом выходило, что он руководит всем образованием в России. Елизаветинским кадром был и известный законотворец Дмитрий Васильевич Волков. Петр Федорович назначил его своим тайным секретарем, то есть руководителем личной императорской канцелярии. Его перу принадлежит, пожалуй, большая часть законов, изданных в короткое правление Петра III. Свою милость император проявил и по отношению ко многим опальным вельможам елизаветинского царствования. Из ссылки был возвращен граф Бурхард Миних и многие другие деятели.

В своем первом манифесте Петр III пообещал «во всем следовать стопам премудрого государя, деда нашего Петра Великого». Многие старики, глядя на активную деятельность, которую развил новый правитель, действительно невольно вспоминали его деда. Петр Федорович ездил и ходил по Петербургу один, без охраны, навещал на дому своих бывших слуг. Он заботился об укреплении порядка и дисциплины в высших присутственных местах. Пример такого порядка царь показывал сам: вставал в 7 часов, совершал утренний туалет, выпивал чашку кофе, а в 8 уже начинал прием сановников. До 10 утра император выслушивал доклады министров, в 11 – лично проводил вахтпарад (развод дворцового караула). До и после развода совершал выезды в правительственные учреждения или осматривал промышленные заведения.

В первую очередь, Петра II должна была бы полюбить российская знать – за изданный в феврале 1762 г. Манифест о даровании вольности российскому дворянству. Отныне дворяне не обязаны были заниматься государственной службой, они могли продолжить или прекратить ее по собственному желанию. Петр позволил дворянам беспрепятственный выезд за границу. После его смерти «железный занавес» был восстановлен.

Впервые в русском законодательстве убийство крестьянина было квалифицировано как «тиранское мучение». Петр объявил об освобождении всех монастырских крепостных.

Стала поощряться деятельность купцов и промышленников. Указ о коммерции от 28 марта предусматривал расширение экспорта хлеба и другой сельскохозяйственной продукции, одновременно запрещалось ввозить в страну сахар, сырье для ситценабивных предприятий и другие товары, производство которых было налажено в России. Рядом указов расширялось применение вольнонаемного труда на мануфактурах, устанавливались льготы купечеству и т.д.

Позаботился император и о государственной казне (а заодно и о карманах подданных), объявив в стране борьбу с роскошью. Решение о сокращении расходов было весьма своевременным, поскольку казна была опустошена Семилетней войной и мотовством императрицы Елизаветы.

Петр III продемонстрировал уникальную для России тех времен веротерпимость. Это был почти немыслимый для того времени шаг. Даже в просвещенной Европе еще не было полной свободы вероисповедания. Он мог обедать в обществе членов Святого Синода, а через несколько дней отправиться завтракать с католиками франсисканцами, чтобы обсудить строительство их новой церкви. Указом от 29 января 1762 г. император положил конец преследованиям старообрядцев за веру. После этого в России прекратились акции самосожжения староверов, а эмигрировавшие ранее раскольники начали возвращаться на Родину.

До сей поры власть монарха держалась на страхе подданных перед государем, а ее оплотом была «Тайная канцелярия» с ее вековыми традициями доносов и пыток. Из лучших побуждений Петр III ее ликвидировал.

Император с такой скоростью опрометчивыми словами, едкими шутками и поспешными действиями умел наживать себе врагов, что его конец был предрешен. Первейшего врага царь заработал себе еще до вступления на престол. Это были гвардейцы, которых Петр демонстративно называл «янычарами», неспособными ни к труду, ни воинской службе. Поговаривали, что император вообще хотел разогнать гвардию и заменить ее гольштейнским войском.

Другим врагом стало духовенство. И не только из-за веротерпимости нового государя. Петр начал резко и безапелляционно проводить секуляризацию церковных земель. «Соединяя благочестие с пользой отечества,  монашествующих яко сего временного жития отрекшихся освободить от житейских и мирских попечений… крестьянам отдать землю, которую они прежде пахали на архиереев, монастыри и церкви». Тем же документом церковно-монастырские крестьяне освобождались от прежних повинностей, наделялись землей и переводились в ведение государства с выплатой ежегодной подушной подати в размере одного рубля с души мужского пола. Следует отметить, что процесс секуляризации не был придуман или начат впервые Петром Федоровичем. Начало этому делу положил еще его прославленный дед. Продолжала перевод церковных вотчин в государственную собственность и Елизавета Петровна – только делала она это очень мягко и неспешно. После кончины Петра Федоровича этот же процесс, уже без всяких мягкостей, завершила его супруга Екатерина II. И, хотя церковники были очень возмущены, это не помешало императрице править добрых 30 лет. Просто она умела держать власть в руках. Для Петра же очередной конфликт с церковью стал одним из роковых.

Одним из главных факторов, погубивших Петра Федоровича были его внешнеполитические взгляды. Как только умерла Елизавета Петровна, Петр заключил мир со своим кумиром прусским королем Фридрихом II и на 180° повернул вектор внешней политики: вчерашний враг стал лучшим другом, а союзники – противниками. Петр Федорович по собственной инициативе любезно вернул все завоевания России в Семилетней войне. Одним махом император настроил против себя пол Отечества. Ко всему этому он еще и собрался воевать с Данией за Шлезвиг – землю, которая когда-то входила в состав Гольштейнского герцогства.

При дворе Петр тоже не отличался дипломатичностью: он окончательно   и публично приблизил к себе свою любовницу Елизавету Воронцову и отдалил от себя жену и совсем перестал с ней советоваться (более того, действовал ей вопреки). А ведь на какое-то время ее вполне могла бы устроить роль славной мудрой советчицы при неспособном к самостоятельному управлению царе, и ход истории мог оказаться другим…

Читайте также:

You may also like...