Детство между поэзией и армией

Детство между поэзией и армией

(самый подготовленный император)

Будущий император Александр II родился 17 апреля 1818 г. Об его первых годах жизни известно не очень много — современники говорят, что ребенок воспитывался в атмосфере счастливого семейства, не омраченной враждой родственников. Выросший без ласки родителей и помня о своем детстве под чутким руководством сурового Ламздорфа, Николай Павлович постарался, чтобы детские воспоминания его детей были более радостными. Он не только выбрал им достойных воспитателей, но и лично вникал во все подробности их жизни. Особое внимание, конечно же, уделялось маленькому Саше, ведь именно он — надежда Российской империи, ее скорое будущее (наследником престола Александр Николаевич был объявлен уже в семилетнем возрасте).

Николай, при чрезвычайной своей загруженности, ежедневно находил время для занятий и игр с детьми. Так, с Сашей отец часто предавался фамильной страсти Романовых — игрой в солдатики, они проводили игрушечные парады и сражения. Серьезное воспитание и образование наследника началось в 8 лет. Общее образование царевича император вверил заботам великого поэта Василия Жуковского. Понимая, что монарх должен быть не только всесторонне образованным, но и ориентироваться в военных вопросах, царь находит воспитателя и в этой области. Этой почетной обязанности удостоился Карл Мердер — боевой офицер, награжденный за храбрость, проявленную под Аустерлицем, участник всех битв кампании 1806 — 1807 гг. Современники описывают его как человека «высоконравственного, доброго, обладавшего ясным и любознательным умом и твердой волей». Сам же Николай о военном воспитателе говорил так: «Я покоен насчет моего сына, он в хороших руках».

Для поэта Жуковского воспитание и обучение членов императорской семьи было не в новинку: в 1817-1820 гг. он учил русскому языку супругу Николая Павловича великую княгиню Александру, с 1823 г. — будущую жену великого князя Михаила Павловича Елену Павловну. Жуковский, чтобы воспитать из мальчика человека и гражданина, проводил с царственным воспитанником практически все свое время: «Теперь живу не для себя. Я простился с светом; он весь в учебной комнате великого князя, где я исполняю свое дело, и в моем кабинете, где я к нему готовлюсь… Каждый из учителей великого князя имеет определенную часть свою; я же не только смотрю за ходом учения, но и сам работаю по всем главным частям… Чтобы вести такую жизнь, какую веду я, нужен энтузиазм».

В основу учебного плана Жуковского легли идеи популярного тогда педагога Песталоцци, идеалами которого были доброта и отзывчивость. Программа Саши была более чем обширной: русский язык, история (ей уделялось особое внимание), география, статистика, этнография, логика, философия, математика, естествознание, физика, минералогия, геология, закон Божий, французский, немецкий, английский и польский языки. А также вспомогательные дисциплины: рисование, музыка, гимнастика, фехтование, плавание, танцы, ручная работа и искусство декламации. Николай I этот план одобрил, но настоял, чтобы наследник не изучал древних языков и не читал в оригинале латинских авторов. На это решение повлияли неприятные воспоминания из детства о латыни и древнегреческом. В образовательный процесс входило посещение учебных заведений, промышленных предприятий и достопримечательностей. Дважды в год устраивали экзамены, на которых царь присутствовал лично. Жуковский, кстати, советовал венценосным родителям, как им следует обращаться с ребенком: «Смею думать, что Государь Император не должен никогда хвалить Великого Князя за прилежание, а просто оказывать свое удовольствие ласковым обращением. Его Высочество должен трепетать при мысли об упреке отца».

Единственное, что омрачало воспитателя-пацифиста, были военные парады, смотры и прочие милитаристские увеселения, к которым отец-император приучал сына. Александр в 11 лет командовал ротой, а в 14 — взводом. Жуковский пытался было жаловаться государыне, что военная подготовка — «эпизод… совершенно излишний в прекрасной поэме, над которой мы трудимся», но в этом вопросе император был непреклонен. Из наследника воспитывали и будущего царя — этим занимался сам Николай I.

При всем идеальном воспитании маленький князь, по словам очевидцев, был лишен главного — возможности побыть обычным ребенком, с невинными шалостями, радостями, конфликтами со сверстниками (это называлось «гнусным чувством мести»). С ним с детства обращались как со взрослым, наставляя, что он всегда во всем и для всех должен быть образцом и примером для подражания. Жуковский ежедневно, ежечасно говорил царственному воспитаннику: «На том месте, которое вы со временем займете, вы должны будете представлять из себя образец всего, что может быть великого в человеке». И давалось это ему, натуре романтической, мягкой, не без труда. Часто, в порыве откровения, Александр говорил близким, что жалеет о том, что он великий князь.

Воспитатели и родители царевича замечали, что он часто совершенно внезапно впадал в странную апатию, хандру. Часто это случалось, когда перед ним стояла сложная задача, которую не удавалось решить сразу. Генерал Мердер писал: «В великом князе совершенный недостаток энергии и постоянства; малейшая трудность или препятствие останавливает его и обессиливает. Не помню, чтобы когда-нибудь он чего-нибудь желал полно и настойчиво». Воспитатели отмечали и некоторую лень воспитанника, от которой «проистекали другие недостатки».

Еще одной чертой характера маленького Александра, которая тревожила близких, была его «невыдержанность», вспыльчивость, которая отличала всех Романовых. Воспитатели вспоминают, как во время прогулки по реке товарищ Саши нечаянно зачерпнул немного воды бортом лодки. Великий князь так рассердился, что схватил его за шею и дал несколько пинков. Эта черта останется у императора на всю жизнь, хоть он и научится ею управлять — он мог накричать на собеседника, даже плюнуть в него, но Александр Николаевич сразу же извинялся. Но в целом это был очень живой, веселый, добрый и ранимый ребенок, великолепно знавший все тонкости этикета.

Став совершеннолетним, Александр начинает изучать работу государства. Николай I приказал ему присутствовать на заседаниях Сената, а в 1835 г. наследник стал членом Святейшего синода. Произошла и смена преподавательского состава — Жуковского сменили государственные деятели. Министр-реформатор времен Александра I, составивший «Свод законов» при Николае I Михаил Сперанский читает Александру Николаевичу курс лекций под названием «Беседы о законах». Бывший французский генерал наполеоновской армии, а теперь военный историк Генрих Жомини читает ему военную стратегию и тактику. С финансовым вопросом познакомил министр финансов страны Егор Канкрин, а с тактикой внешней политики — старший советник МИДа барон Филипп Бруннов.

Это «высшее образование» заняло 3 года и весной 1837 г. Александр Николаевич сдал комиссии, в которую вошли все его преподаватели и сам император, выпускные экзамены по всем предметам, и сделал это блестяще. Иностранные ученые мужи, посвященные в тонкости образовательного процесса, сочли образование будущего царя России равным подготовке к защите докторской диссертации в лучших европейских университетах.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.