От инженера до царя

От инженера до царя

(инженерное дело, муштра и палки)

Когда Николаю исполнилось 18 лет, его назначили директором Инженерного корпуса и дали ему в команду одну гвардейскую бригаду, следовательно, два полка. Сразу же после женитьбы Николая назначили генерал инспектором по инженерной части и шефом лейб-гвардии Саперного батальона. Этим словно была определена сфера деятельности великого князя — хоть и скромная, но вполне соответствующая его наклонностям. С 25 июня 1818 г. он командует бригадой 1-й Гвардейской дивизии, в состав которой входили лейб-гвардии Измайловский и Егерский полки. При этом Николай остался в должности генерал инспектора по инженерной части…

Все сыновья Павла унаследовали любовь к военным парадам, смотринам, но больше всех, пожалуй любил «порядок» Николай. Силен он был только в теории военного дела, и потому огромное внимание уделял муштре, парадам и наведению строжайшей дисциплины. Николай активно боролся с расхлябанностью армии, и непонимание военачальников приводило его в настоящее уныние. У него не было главного — опыта, и поэтому боевые офицеры и солдаты, побывавшие не в одном сражении, посмеивались над ним и даже откровенно не любили, случались и открытые словесные столкновения.

Я начал взыскивать, — пишет он, — но взыскивал один, ибо что я по долгу совести порочил, позволялось везде даже моими начальниками. Положение было самое трудное. По мере того как я начал знакомиться со своими подчиненными и видеть происходившее в прочих полках, я возымел мысль, что под сим, т. е. военным распутством, крылось что-то важное». Это скрывавшееся важное Николай поймет чуть позже — в армию проникла революционная зараза, которую так боялись в России.

Но в целом, несмотря на некоторые проблемы на службе, Николай, живя вдали от придворных интриг и государственных забот, был счастлив, занимаясь домом и семьей. И вот, летом 1819 г. грянул гром — на обед прибыл император Александр. Он сказал, что очень плохо себя чувствует, что скоро не сможет выполнять свой долг перед страной и отречется от престола в пользу Николая. Константин, второй сын Павла I, от престолонаследия отказался категорически, несмотря на все уговоры. Николай, вопреки ожиданиям брата, не обрадовался, а наоборот, ужаснулся. Его страхи были вполне обоснованны — его никогда не готовили к столь ответственной роли. Но Александр возразил: «…с восшествия на престол государя по сей части много сделано к улучшению, и всему дано законное течение», и что поэтому Николай найдет «все в порядке», который ему «останется только удерживать». Однако Николай хорошо знал, что положение дел гораздо хуже, чем пытался представить брат, и его охватил настоящий ужас. Позднее он так напишет о впечатлениях от разговора: «…мы с женой остались в положении, которое уподобить могу только тому ощущению, которое, полагаю, поразит человека, идущего спокойно по приятной дороге, усеянной цветами и с которой открываются приятнейшие виды, когда вдруг разверзается под ногами пропасть, в которую непреодолимая сила ввергает его, не давая отступить или воротиться…

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.