Хождение в народ

Хождение в народ

(кого разбудил Герцен)

Критические статьи неистового Виссариона Белинского, «Колокол», в который Герцен звонил в Лондоне, полные предвидения «светлого будущего» творения Чернышевского и других революционеров возымели свое действие. У них появились сторонники. В конце 1861 г. единомышленники Чернышевского создали тайное общество «Земля и воля», в которое вошли революционные кружки многих городов России. Девизом организации и руководством к действию стал призыв Герцена идти «в народ» для его просвещения и революционной пропаганды. В этом деле революционерам очень помогли земства, именно здесь были первые очаги помощи крестьянству. Будоражащие идеи проникли и в университеты, находя в студентах восторженных слушателей, готовых отправиться работать в российскую глубинку.

У кружковцев, в зависимости от направлений, а их было несколько, были разные задачи и стремления — от самообразования, помощи народу и пропаганды революционных идей до организации всенародного бунта, который сметет самодержавие (кружки Нечаева, Бакунина и др). Но действовали все в общих чертах одинаково — одним из первых дел народников стало изучение проблем народных, подпольное издание нелегальной литературы, в частности «Наставление о том, каким образом собирать сведения в народе и на что главным образом обращать внимание». Одним из первых кружков стал кружок ишутинцев — тайное революционное общество в Москве, названное по фамилии его организатора и руководителя Николая Ишутина. Ишутинцы стремились стать просветителями народа, перевоспитать его, причем в это дело они вложили свои деньги. Под влиянием романа «Что делать?» члены кружка открывали артели и мастерские, в которых не было какого-то одного хозяина, а прибыль делили между собой сами артельщики — социалистическое общество в миниатюре. Но это была только одна сторона деятельности.

Существовала и другая — более агрессивная. Одним из пунктов программы кружка была организация заговоров против представителей власти. Целью ишутинцев было введение в России социализма путем революции. В одном из документов кружка говорится: «Общество должно действовать не только путем устной пропаганды, но не обращать внимания и на средства для достижения цели — употреблять и нож». Террор в их понимании был верным средством как для достижения победы революции, так и для истребления ее врагов.

Воплотить в жизнь кровавые замыслы удалось — 4 апреля 1866г. ишутинец Дмитрий Каракозов неудачно стрелял в Александра II. Революционеры считали, что цареубийство может решить ряд вопросов: или даст возможность государственного переворота, или вынудит власти пойти на уступки. Ожидали и немедленного восстания народных масс. Но ничего из ожидаемого не произошло — Каракозова повесили, многих сослали, а Ишутин сошел с ума в Шлиссельбургской крепости.

Еще одно народническое общество, названное по фамилии организатора Николая Чайковского — чайковцы в 1869 — 1874 гг. действовало в Петербурге. Студенты вместе изучали труды Маркса и Энгельса (еще до того, как они были изданы в России), разрабатывали программу социалистического устройства общества, активно сотрудничая с революционерами Москвы, Казани, Киева и других городов. Чайковцы были убеждены, что русские крестьяне — социалисты в чистом виде, ведь они испокон веков делают все сообща, и что в деревне уже давно бродят бунтарские настроения — осталось только «спичку поднести», как заполыхает костер революции. Чтобы побыстрее стать своими в деревне, молодые революционеры осваивали ремесла, которые могли пригодиться в селе — массово учились на сапожников, столяров, слесарей. Попасть к чайковцам было крайне сложно — это удавалось только тем, чей моральный облик был многократно проверен и не вызывал сомнений. Они закупали, рассылали и издавали социалистическую и просветительскую литературу.

Весной 1874 г. началось массовое «хождение в народ». Тысячи образованных юношей и девушек отправились «сеять разумное, доброе, вечное» в русскую глубинку.

Поняв, что эти методы борьбы за народное счастье неэффективны, подпольные организации увидели причину неудач в том, что в кружки объединялись не по идеологическим соображениям, а по внутренним душевным качествам, и решили создать единую организацию революционеров. В 1876 г. в Петербурге появилось тайное общество «Земля и воля», в которую входили М. Натансон, А. Михайлов, Г. Плеханов, С. Перовская, А. Желябов.

Землевольцы были убеждены, что искусственно насадить революцию в России невозможно, считали, что это «дело народных масс… Роль революционеров заключается только в том, чтобы, организуя народ во имя его стремлений и требований и поднимая его на борьбу с целью их осуществления, содействовать ускорению того революционного процесса, который по непреложным законам истории совершается в данный период». Желая «народной, мужицкой революции», своей целью землевольцы провозгласили коллективизм и анархию. Они заменили хождение в народ сидением в деревне — в деревнях организовывали поселения интеллигентов, которые работали учителями, фельдшерами, писарями, одновременно занимаясь революционной агитацией.

В программу действий «Земли и воли» входил и более эффективный с их точки зрения метод — террор, было создано положение о «систематическом истреблении наиболее вредных или выдающихся лиц из правительства и вообще людей, которыми держится тот или другой ненавистный… порядок». Положение соблюдалось неукоснительно: 24 января 1878 г. Вера Засулич тяжело ранила петербургского градоначальника Трепова за избиение розгами арестованного студента Емельянова. В Киеве было совершено покушение на заместителя прокурора окружного суда Котляревского, там же был убит жандармский полковник Гейкинг, инициировавший высылку революционно настроенных студентов. 4 августа землеволец Кравчинский заколол кинжалом среди бела дня в Петербурге шефа жандармов Мезенцова. Полиция с народниками нещадно боролась, и осенью 1878 г. кружок «Земля и воля» был разгромлен.

Но борьба на этом не закончилась, и в организации начались серьезные разногласия. Одни стояли за то, что в деревне из искры агитации пламя революции не разгорится, и основную работу, усиленную террористическими актами, необходимо перенести в города. Другие же настаивали, что терроризм это не метод, что он отвлекает внимание от главной ударной силы — крестьянства, что надо продолжать мирно агитировать.

Споры обострились настолько, что на одном из съездов революционеры не смогли прийти к консенсусу и размежевались на две организации: «Народную волю» и «Черный передел». «Деревенщики», объединившиеся в «Черный передел», проработали всего несколько месяцев. Нескольких основателей арестовала полиция, некоторые эмигрировали в Швейцарию, другие перешли в «Народную волю».

В «Народную волю» вошел костяк «Земли и воли»: А. Желябов, А. Михайлов, Н. Морозов, С. Перовская и другие сторонники жестких мер. Своими первоочередными задачами они считали агитацию и пропаганду в разных слоях общества, разрушительные и террористические выступления против правительства, организацию тайных обществ и сплочение их вокруг единого центра, подготовку и осуществление государственного переворота. Народовольцы создали довольно крупную централизованную, разветвленную и хорошо законспирированную организацию во главе с исполнительным комитетом. Лозунгом стал призыв «Теперь или никогда!».

В целом, несмотря на ряд неудач, все на тот момент существующие подпольные организации медленно, но верно добивались своей цели — правительство было серьезно напугано, недовольных режимом становилось все больше, устои самодержавия расшатывались.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.