Конец миру

Конец миру

(русско-японская война и Кровавое воскресенье)

Александр III, которому так хотел подражать его сын, получил в истории прозвище «Миротворец», поскольку успешно избегал в свое правление войн. Стремился к миру и Николай II. Еще в 1898 году он обратился к правительствам Европы с предложением о созыве конференции для обсуждения вопросов сохранения мира и сокращения вооружений. Следствием этого стали мирные конференции в Гааге в 1889 и 1907 годах. Однако полностью роль миротворца царю Николаю не удалась. Либеральное общество получило особый, замечательный повод для своих нападок — началась русско-японская война 1904-1905 гг.

Начало XX века стало периодом усиления Японии. Новое правительство отказалось от самоизоляции страны, всерьез задумалось о расширении японских земель и с этой целью вступило в войну с Китаем. У Китая был отвоеван Ляодунский полуостров. Однако усиление Японии насторожило Европу. Против нее поднялась тройственная интервенция Германии, Франции и России. Япония была вынуждена подвинуться с полуострова, чем воспользовались русские, взяв его в аренду и устроив там военную базу Порт-Артур. Обиженная Япония начала готовиться к войне с Россией. Россия же не слишком усердствовала в вооружении против японцев — казалось, что маленькая страна не решится выступить против армейской мощи великой державы. Но японское правительство выбрало очень удобный момент для начала конфликта — российское военное присутствие на

Дальнем Востоке было невелико, а подкрепление из центра империи по Транссибирской магистрали шло очень долго. В купе с неожиданностью нападения на Порт-Артур, это принесло большие успехи Японии. Россия позорно проигрывала, потеряв 37 тысяч солдат убитыми. При этом поступиться дальневосточными землями царь не мог — прямой выход к незамерзающему Желтому морю был слишком дорог империи.

Все это добавляло недовольства в русском обществе. Уже в ноябре 1904 года земский съезд, собравшийся в Петербурге, выступил с требованием об ограничении самодержавия Конституцией. В то же время царские министры заклинали его не делать этого. Сам Николай сначала сомневался, но, обдумав все, заявил: «Мужик конституцию не поймет, а поймет только одно: что царю связали руки, а тогда — я вас поздравляю, господа!» Это сейчас мы понимаем, что государь был прав. Но тогда общество кипело. Левые силы искали способы, как подогреть народ, чтобы с его помощью добиться своих целей. Видимо, тому же служила и великая провокация, организованная священником Георгием Гапоном 9 января 1905 года и получившая в истории название «Кровавое воскресенье».

Пять колонн, в каждой из которых было по несколько тысяч человек, двигалось с разных сторон города к Зимнему. Празднично одетые участники шествия несли царю петицию с экономическими и политическими требованиями. Главным из них было требование о созыве выборного органа — учредительного собрания. Но вручать петицию было некому — царь с семьей уже не первый день находился в Царском Селе. Люди несли хоругви, портреты императора, пели гимн «Боже, царя храни!»… Колонны, продвигавшиеся к Дворцовой площади, были остановлены войсками. После призыва мирно разойтись и словесного предупреждения, полицейские открывали огонь по толпе. Колонна, остановленная у Полицейского моста была обстреляна без предупреждения. В общей сложности, по официальным данным, жертвами «Кровавого воскресенья» стали 130 человек. 299 рабочих было ранено. По-видимому, погибших было значительно больше.

Некоторые современные историки утверждают, что расстрел демонстрантов проводился без ведома Николая II. В принципе, такое было возможно, если учесть, что на тот момент в столице было введено чрезвычайное положение, следовательно военные власти имели право самостоятельно принять решение о действиях в отношении демонстрантов.

Сотого дня, по сути, началась первая русская революция. Далее события нарастали, как снежный ком. Страну охватила всеобщая стачка. Восстания вспыхивали в городах, в армии и на флоте. Ситуация грозила обернуться крупными кровопролитиями. Надо было что-то делать. И царь решился пойти на уступки. 18 февраля 1905 г. был опубликован царский манифест, объявлявший о намерении создать законосовещательную Государственную Думу. Либералы были довольны. Социалисты назвали уступку государя «обманом масс», поскольку большинство кресел в Думе, по хитрой задумке правительства, предстояло занять сторонникам самодержавия. Однако ситуация внутри страны стала полегче. Теперь надо было решать, что делать с войной.

Положение на фронте спас Витте, к тому времени смещенный с поста министра финансов, но по-прежнему занимавший высокие должности в правительстве. 23 августа ему удалось на переговорах в США заключить выгоднейший для России Портсмутский мир. Витте так уперся в отстаивании интересов своей страны, что японская сторона дрогнула, поверив в возможность продолжения войны. Мир был настолько бесславным для Японии, что вызвал массовые беспорядки в Токио. В России же общественные настроения заметно улучшились.

Читайте так же:

Последние публикации

Комментарии запрещены.