25-дневный династический кризис

25-дневный династический кризис

25-дневный династический кризис

(кончина Александра и его завещание)

Осенью 1825 г. император Александр с больной императрицей уехал в Таганрог. К тому времени все знали, что император не намерен заниматься своими обязанностями и князь А. Н. Голицын напомнил государю о необходимости опубликовать акт об изменении престолонаследия на случай смерти монарха. В 1822 г. был составлен акт об отречении Константина и приготовлен манифест о правах на престол Николая, но этот документ хранился тайно в Москве – в Успенском соборе, а в Петербурге – в Сенате, Синоде и Государственном совете. Когда посвященный в эту тайну князь А. И. Голицын рискнул напомнить государю о необходимости опубликовать акт об изменении престолонаследия, Александр, видимо, на все махнул рукой, изрек загадочно: «Положимся в этом на Бога. Он устроит все лучше нас, слабых смертных», – и отбыл в Таганрог, где 19 ноября (1 декабря) умер. Трагическое известие пришло в Петербург прямо во время молебна о здравии монарха.

Двор охватила паника. Великий князь Николай Павлович и армия спешно принесли присягу брату Константину: «задыхаясь от рыданья, дрожащим голосом повторял он за священником слова присяги», видимо, предчувствуя свое мрачное будущее и зная, что мало кто хочет видеть его императором России. В честь этого события даже была отчеканена монета с профилем Константина, вскоре, правда, засекреченная.

Династический кризис продлился 25 дней. Николай ежедневно отправлял с курьерами письма Константину Павловичу в Варшаву, умоляя его приехать в Петербург, но он лишь повторно отрекся от престола, отсиживаясь в Польше. Голицын настаивал на вскрытии секретного документа, тем более, что покойный император лично сделал на нем надпись, предписывающую после смерти Александра ознакомиться с содержанием документа «прежде всякого другого действия».

Вечером 27 ноября (13 декабря) был созван совет для обсуждения вопроса о престолонаследии – спор был о том, надо ли вскрывать пакет. Некоторые считали, что на волю покойного можно закрыть глаза. Граф

Милорадович (военный губернатор Санкт-Петербурга) пытался убедить всех, что вскрывать пакет незачем, что великий князь Николай Павлович уже принес присягу своему брату, и дело сделано, что Николая очень не любят в армии (правда, военным не за что было любить и Константина, но он был пока в Польше). Председатель Совета князь Лопухин все-таки распечатал пакет, и ознакомил всех с его содержанием. Несмотря на это, Милорадович требовал не принимать во внимание завещание Александра, идти к Николаю Павловичу и предоставить ему самому решение этого вопроса, что и было сделано. И Николай, терзаемый сомнениями, понимая, что затягивать ситуацию нет смысла (в противном случае его могли и убить) скрепя сердце соглашается и принимает присягу – это происходит 14 декабря и ознаменовывается страшными событиями, навсегда вошедшими в историю России. Этот день произвел на Николая I неизгладимое впечатление, и он напишет брату: «Дорогой Константин, Ваша воля исполнена: я – император, но какой ценой, Боже мой! ценой крови моих подданных».

Читайте также:

You may also like...