Конец русского Гамлета

Конец русского Гамлета

(страх и недоверие)

Павла I не раз сравнивали с Гамлетом. Это сравнение родилось еще в бытность его великим князем. Неизвестно читал ли он сам шекспировскую трагедию о принце Датском (с приходом к власти Екатерины II она была негласно запрещена в России). Но известно, что Павел очень боялся быть отравленным: ведь именно так погиб Гамлет…

Наводя в России свои порядки, он наживал себе врагов каждый день. Ими становились дворяне, которых он лишал беспредельной власти над крестьянами. Офицеры, поставленные на одну ступеньку с простыми солдатами. Павел поссорился с Церковью, приютив у себя католических монахов и предлагая Папе Римскому приехать в Петербург в случае, если французы захватят Ватикан. Император не мог не чувствовать, что им недовольны и очень боялся заговора. Поэтому тюрьмы в России в этот период не пустовали, а молва превращала царя в тирана и деспота. Прочитать остальную часть записи »

Любимый внук Екатерины II

Любимый внук Екатерины II

(воспитание в духе Просвещения)

Екатерина II до самой смерти не допустила сына Павла к престолу и даже планировала передать трон на прямую своему любимому внуку Александру.

Александр родился 12 декабря 1777 г. от второго брака великого князя Павла с Марией Федоровной, принцессой Вюртембергской. Рано, слишком рано бабушка оторвала его от семьи, матери, чтобы воспитать его в правилах тогдашней философской педагогики, т. е. «по законам разума и природы». Главным наставником стал полковник Лагарп, швейцарский республиканец, поклонник отвлеченных идей французской просветительной философии и либерализма. Учить великого князя русскому языку и истории, также нравственной философии был приглашен либералист Михаил Никитич Муравьев. За поведением и за здоровьем великих князей следил генерал-аншеф граф Н. Прочитать остальную часть записи »

Наш «Пугач»

Наш «Пугач»

(русская армия по-прусски и прочие реформы)

Император Павел Петрович был уже совсем не тем человеком, каким его рисовали в юности. Часто Павла изображают этаким солдафоном, который не знал ничего, кроме муштры и плац-парадов. Однако это было проявлением лишь одной из его черт. Он любил порядок и дисциплину и несказанно возмущался царившим в государстве разгильдяйством. Павел поставил на деловую основу перевооружение армии и обучение войск ратному делу; упразднил прежние порядки, благодаря которым некоторые офицеры дослуживались до высоких чинов, ни дня не побывав в строю. Теперь блистательным гвардейцам пришлось забыть о театральных ложах и прочих светских развлечениях. И смириться с этим они не могли. Зато, сэкономив на жаловании офицерам-бездельникам, Павел Петрович смог позаботиться о довольствии солдат — в их котлах появилось вдоволь мяса. Прочитать остальную часть записи »

Смерть или тайный уход?

Смерть или тайный уход?

(император Александр и сибирский старец Феодор)

Личная жизнь Александра в последние годы протекала мрачно. Многочисленные романы императора были забыты. Общество часто его тяготило. Отраду и отдых он находил только в путешествиях, причем сознавался, что именно езда доставляла ему удовольствие, а вовсе не цель поездки. Семейная жизнь в эти годы скрасилась сближением с Елизаветой Алексеевной, которая сходилась с императором во вкусах и тоже стремилась к уединению. Тяжелым ударом для Александра стала смерть от туберкулеза его единственной и любимой 18-летней дочери Софьи (от М.А. Нарышкиной) — он не скрыл своего горя от жены и нашел в ней теплое участие. Так, после многих лет, прожитых врозь, супруги снова сблизились.

1сентября 1825 года Александр в последний раз покинул Петербург, а 13-го прибыл в Таганрог, чтобы подготовить дом к приезду своей тяжело больной супруги. Прочитать остальную часть записи »

Отечественная война

Отечественная война

(война в России и Европе, Венский конгресс)

В 2 часа ночи 24 июня 1812 г. громадная — многонациональная армия, набранная почти со всей Европы и состоящая из 600000 человек, в которой французы составляли едва ли половину, переправилась через р. Неман. Бонапарт надеялся на «одну хорошую битву» — новый Аустерлиц, но русские не давали сражений и непрерывно отступали. Первым крупным сражением была битва под Смоленском. Наконец они решили дать бой при Бородино недалеко от Москвы.

Все ждали от Кутузова победы, а он говорил: «Мы Наполеона не победим. Мы его обманем». Так и случилось. За всю войну 1812 г. Кутузов дал французам только одно генеральное сражение — под Бородиным. Эта гениальная и кровопролитная «ничья», битва, в которой и русские и французы считали себя победителями, не остановила Наполеона. Прочитать остальную часть записи »