В поисках истинного пути

В поисках истинного пути

(Герцен, западники и славянофилы)

В России, потрясенной выступлением декабристов, началось бурное брожение умов. В XIX в. за решение проклятых русских вопросов «Кто виноват?» и «Что делать?» берутся два объединения мыслящей интеллигенции — западники и славянофилы.

К крылу западников — сторонников европейского пути развития России и выступавших за мирный переход к парламентскому строю, относились преимущественно историки и литераторы: И. Тургенев, Т. Грановский, С. Соловьев, В. Белинский, К. Кавелин, Б. Чичерин, М. Катков. Западники возвеличивали Петра I, который «спас Россию». Свои идеи западники пропагандировали с университетских кафедр, в статьях, печатавшихся в «Московском наблюдателе», «Московских ведомостях», «Отечественных записках».

Их оппозиция — славянофилы, призывали искать свой, русский, путь развития, силу России они видели в крестьянской общине и православии. Прочитать остальную часть записи »

Гении николаевской поры

Гении николаевской поры

(расцвет искусства и науки)

Национальная идея при Николае была поставлена во главу угла. Начало появляться и развиваться русское самосознание, которое долгие годы до него хотели заменить европейским.

Именно тогда в России сформировалась целая плеяда замечательных имен. Пушкин, Гоголь, Крылов, Жуковский, Тютчев, Достоевский, Лев Толстой, Салтыков-Щедрин, Грибоедов, Крылов, Языков, Загоскин, Лермонтов, Аксаков, Гончаров, Тургенев, Фет, Лесков, Островский. Кстати, отец украинской литературы и языка Тарас Шевченко, выкупленный из крепостной неволи совместно К. Брюлловым, В. Жуковским и др. за небывалую для выкупа крепостного сумму — 2.500 руб., — Шевченко тоже смог пробиться и печататься — никакая цензура не мешала. Первое издание «Кобзаря» вышло за счет Петра Мартоса тиражом 1000 экземпляров, «Гайдамаки» за счет самого Шевченко. Прочитать остальную часть записи »

«Счастье моей будущности»

«Счастье моей будущности»

(женитьба цесаревича Николая)

С1812 г. Николая становится более сдержанным, рассудительным. Есть мнение, что именно тогда мать и старший брат — император Александр I — стали готовить его к будущей роли самодержца Российского. Николай рвался на фронт но, его не пускали. «Учение шло, как могло среди беспрестанных тревог и известий из армии. Одни военные науки занимали меня страстно, в них одних находил я утешение и приятное занятие, сходное с расположением моего духа».

Наконец в 1814 г. Николай вместе с братом Михаилом, с разрешения вдовствующей императрицы, выезжает к театру военных действий в Берлин, менее всего ожидая встретить ту, с которой проживет в счастливом браке много лет. «Тут, в Берлине, провидением назначено было решиться счастью всей моей будущности: здесь увидел я в первый раз ту, которая по собственному моему выбору с первого раза возбудила во мне желание принадлежать ей на всю жизнь. Прочитать остальную часть записи »

25-дневный династический кризис

25-дневный династический кризис

(кончина Александра и его завещание)

Осенью 1825 г. император Александр с больной императрицей уехал в Таганрог. К тому времени все знали, что император не намерен заниматься своими обязанностями и князь А. Н. Голицын напомнил государю о необходимости опубликовать акт об изменении престолонаследия на случай смерти монарха. В 1822 г. был составлен акт об отречении Константина и приготовлен манифест о правах на престол Николая, но этот документ хранился тайно в Москве — в Успенском соборе, а в Петербурге — в Сенате, Синоде и Государственном совете. Когда посвященный в эту тайну князь А. И. Голицын рискнул напомнить государю о необходимости опубликовать акт об изменении престолонаследия, Александр, видимо, на все махнул рукой, изрек загадочно: «Положимся в этом на Бога. Он устроит все лучше нас, слабых смертных», — и отбыл в Таганрог, где 19 ноября (1 декабря) умер. Прочитать остальную часть записи »

В долгу перед Священным Союзом

В долгу перед Священным Союзом

(борьба с внутренними врагами)

Польша уже трижды была стерта с карты мира — трижды разделена Пруссией, Австрией и Россией, а перед Тильзитским миром часть Польши, которая затем вошла в состав России, была прусской и Варшава в то время была прусским городом. Но в эпоху правления Николая Польша жила по конституции Александра I. У поляков была масса привилегий — армия (основой которой были войска, сражавшиеся в войсках Наполеона против России), хартия, сейм, особые финансовые преимущества, свое управление, свой язык, свои учебные заведения, своя администрация сверху донизу. Причем права польского народа соблюдались неукоснительно. Французский историк Шарль Сеньобос пишет о польской конституции и правах поляков так: «… в это время абсолютно ни один другой народ Центральной Европы не имел столько политической свободы, как поляки». Прочитать остальную часть записи »