«Дурак» при великой тетке

«Дурак» при великой тетке

«Дурак» при великой тетке

(инфантилизм наследника)

В1742 году Карл Петер Ульрих приехал в Россию. Елизавета Петровна никогда раньше не видела племянника и явно была разочарована: настолько он не был похож на ее любимую сестру – умную, добрую, веселую, красивую Анну. Надо было что-то предпринимать, однако Елизавета могла приставить к племяннику лучших преподавателей, но менять его характер, порядком испорченный горе воспитателями, было уже поздно.

С учителем молоденькому Петру повезло: привязанность к нему он сохранил на всю жизнь. Профессор поэзии и красноречия Якоб Штелин предложил методику преподавания, которая лучше всего подходила к характеру наследника. Он предложил учить воспитанника ненавязчиво, как бы незаметно. Проэкзаменовав наследника, Штелин решил, что упор надо делать на визуальных образах и любви мальчика ко всему военному. Поэтому русской истории наследника обучали с помощью коллекции медалей и монет (его привлекала нумизматика), географии – с помощью планов и описаний крепостей от Риги до южных и восточных границ России. Три раза в неделю Штелин читал своему ученику иностранные газеты и показывал упоминаемые в них страны на глобусе и картах. Учеба продолжалась и во время прогулок: учитель рассказывал о растениях, животных, природных явлениях; на примере петербургских дворцов давал представление об архитектуре.

Конечно же, большое значение в обучении наследника уделялось русскому языку. Великолепная память позволила ему выучить устную речь, но писать на русском он так толком и не научился. Всю жизнь Петр III предпочитал переписываться на французском.

Изрядное внимание уделялось и Закону Божьему, особенно во время подготовки наследника к переходу в православие. В ноябре 1742 года он фактически перешел в ортодоксальную веру, хотя в душе он так и остался лютеранином. При крещении Карл Петер Ульрих получил имя Петра Федоровича. Отчество ему было дано по названию старинной иконы, реликвии дома Романовых – Божьей Матери Феодоровской.

Пришла пора подумать о выборе невесты для великого князя. Как обычно бывает в династических браках, мысли правительницы и ее советников были не о том, чтобы молодые подходили друг другу, а о том, чтобы женитьба не нарушила политической обстановки. Поэтому представительницы крупных держав не подходили на роль русской невестки и жену великому князю искали в крохотных немецких княжествах, правители которых были бедны и не играли серьезных ролей в большой политике. Так в 1744 г. в России появилась совсем еще юная принцесса София Фредерика Августа Ангальт Цербстская.

В конце лета 1745 года молодых людей обвенчали. Что можно сказать об этой паре? Наверно, они вполне могли бы быть добрыми приятелями, если бы не были женаты. Людей более разных в характере, темпераменте, складе ума и мыслей, образе жизни надо было еще поискать.

Петр не был глуп, но прямолинеен и по-ребячески искренен в своих порывах. Екатерина же всегда отличалась вдумчивостью и расчетливостью, привыкла взвешивать свои слова и поступки. Несмотря на старания Якова Штелина, Петру явно не хватало образованности, его влекло легкое чтиво, искусство и баталии. Екатерину же не надо было учить «незаметно», она сама тянулась к знаниям, с удовольствием читала серьезные книги по истории и другим наукам

Талант Екатерины приспосабливаться к любой ситуации не раз выручало ее в бурях дворцовых интриг. Петр же всегда знал: он – будущий правитель, не умел договариваться, был прямолинеен, порой капризен и необычайно упрям. Особенно это касалось тех вопросов, в которых он считал себя докой. Но сталкиваясь с проблемами, в которых не разбирался, Петр охотно принимал советы специалистов.

Петр доверял и тетушке, и учителям, и приближенным, и жене. Аналитический ум Екатерины был более склонен к подозрительности. Петр был трусоват, Екатерина – смела и решительна. Петр не отличался особым тщеславием: будь он простым смертным, он вряд ли достиг бы больших высот. Екатерина же всегда мечтала о славе. Вряд ли стоит сомневаться в том, что она достигла бы ее, даже оставшись в своем захудалом Ангальт Цербстском герцогстве.

Все эти качества племянника и невестки не могли остаться незамеченными для императрицы. Елизавета Петровна не раз в сердцах с досадой называла Петра «дураком» и «уродом». В Екатерине же она видела и ум, и дипломатичность, и решительность, что заставляло ее опасаться невестки и, соответственно, всячески ее притеснять.

Прослывший «дураком» повзрослевший Петр Федорович долгое время продолжал бездельничать. Тетушка не доверяла ему серьезных государственных занятий. В 50-х годах она попробовала использовать военные пристрастия племянника в подготовке к Семилетней войне. Однако на этом поприще Петр не мог себя проявить, поскольку обожал врага России – прусского короля Фридриха II и считал его великим полководцем.

Занятие для великого князя нашлось только в начале 1759 г. Елизавета решилась назначить Петра главным директором Сухопутного шляхетского кадетского корпуса. Да и то ее убедили это сделать братья Шуваловы. К новому делу Петр Федорович отнесся со всей своей энергией и энтузиазмом. Он посещал занятия во вверенном ему учебном заведении, беседовал с курсантами, заботился об улучшении их бытовых условий, следил за обеспечением Корпуса всем необходимым, добился для него ряда привилегий, в том числе права печатать любые книги на русском, немецком и французском языках.

Читайте также:

You may also like...