«Корабль, лишенный руля»

«Корабль, лишенный руля»

«Корабль, лишенный руля»

(фавор Долгоруких, бегство от дел молодого императора,

переезд в двора в Москву)

В правлении юного царя наступил новый период – период фавора Долгоруковых. Обучение окончательно наскучило императору, он предпочел урокам и заседаниям в Совете бильярд и охоту. Развлечения стали основным занятием двора, а подстрекателем и заводилой забав, запоев и загулов был молодой князь Иван Алексеевич Долгоруков, тот самый, который вывел в свет опального царевича и приобщил к «радостям жизни». Несмотря на то, что среди современников он слыл человеком глупым, развратным, высокомерным, пьяницей и насильником, он стал любимцем императора, получил чин обер камергера, звание майора гвардии и орден Андрея Первозванного.

Однако не молодой князь руководил действиями Петра – за его спиной стоял гораздо более опытный человек, старый изощренный политик, сын петровского дипломата – Алексей Григорьевич Долгоруко, отец Ивана. Посчитав, что обучение императора – не лучший способ подчинить себе монарха, он старался максимально отвлечь его от государственных дел, и это ему легко удавалось.

Впрочем, неизвестно, насколько в самом деле Петр доверял своим новым фаворитам. Скорее всего, он давно уже никому не верил и только делал вид, что его можно вести на поводу. «Искусство притворяться составляет преобладающую черту характера императора», – писал о Петре Австрийский посол в России граф Вратислав.

Вначале 1728 года было объявлено, что двор переезжает в Москву – для коронации императора. Однако русская знать обрадовалась, предвкушая, что государь так и останется в старом стольном граде. Так и случилось – Петербург был заброшен. Союзники России даже боялись, что страна может потерять свое влияние на Балтике, такой кровью добытое Петром Великим.

Члены Верховного Тайного Совета Апраксин, Головкин и Голицын выражали недовольство тем, что император не посещал заседания Совета. Только двое – князь Алексей Долгоруков и Андрей Остерман – являлись посредниками между императором и Советом, но сами почти никогда не ходили в заседания, к ним нужно посылать мнения Совета с просьбой провести дело до государя.

Русскую знать начинало серьезно беспокоить отсутствие в державе хозяина. Одно время у дворян появилась надежда, что на поведение императора повлияет его бабка, опальная жена Петра I Евдокия Лопухина (иночестве – старица Елена), возвращенная внуком из ссылки в Москву. Но она не смогла занять значимое положение при дворе. Старицу величали «Ее величество», она присутствовала на церемониях, однако жила Евдокия в Новодевичьем монастыре и на жизнь Петра II никак не влияла. Да и сам внук не стремился сблизиться с бабушкой.

Поняв, что от состарившейся Лопухиной более ждать нечего, знать обратила свои надежды к сестре императора Наталье.

Наталья Алексеевна была первым ребенком царевича Алексея и его немецкой жены. София Шарлотта умерла вскоре после рождения Петра II, когда девочке был всего годик. С тех пор оба ребенка были, по сути, заброшены на несколько лет. Лишь в 1719 году Наталью вместе с братом – потенциальным претендентом на престол – перевезли во дворец деда, определив им штат придворных и прислуги. Но сиротками по-прежнему мало кто интересовался.

Впервые внимание на великую княжну Наталью было обращено в завещании вдовы Петра I, правящей императрицы Екатерины I. Согласно этому документу, Наталья Алексеевна могла бы претендовать на престол России, если бы ее братец, а затем тетки Анна и Елизавета, поправив государством, умерли бездетными. То есть, скорее всего, Наталья не получила бы трона никогда, даже если бы прожила до 80 лет.

Стремясь приблизиться к великой княжне, знать думала не о ее претензиях на трон, а о ее влиянии на младшего брата. Меншиков даже в сове время мечтал выдать ее замуж за своего сына Александра.

Все вдруг с удивлением обнаружили, что эта девочка, в отличие от Петра II каким то чудом получила неплохое образование, владела французским и немецким языками, была довольно начитана и хорошо воспитана. Она была приветлива, добра, благоразумна и рассудительна. По отзыву испанца Де Лириа, великая княжна была непривлекательна внешне, хотя и хорошо сложена, однако добродетели заменяли в ней красоту.

Наталья частенько пыталась образумить братца, который ее очень любил и всецело ей доверял, убеждала его возобновить учебу, взяться за дела. Может быть, ее старания и увенчались бы успехом. Но, увы, Наталья Алексеевна внезапно скончалась 5 декабря 1728 года на 15-м году жизни от скоротечной чахотки. Смерть любимой сестрицы стала тяжелым ударом для императора.

Читайте также:

You may also like...