По лучезарному пути...

По лучезарному пути…

По лучезарному пути...

(мечты, иллюзии и действительность)

Вскоре после восшествия на трон Николай II заявил: «Да поможет мне Господь служить горячо любимой родине так же, как служил ей мой покойный отец, и вести ее по указанному им светлому и лучезарному пути».

Поначалу ему это удавалось. Машина, запущенная и отлаженная Александром III, уверенно двигалась вперед, у руля сидели все те же люди. Пост практически всесильного министра финансов с 1892 г. занимал его ставленник Сергей Витте. В этом кресле он, яростный сторонник буржуазных реформ и индустриализации страны, просидел целых 11 лет. В николаевское время Витте успел заключить выгодный для России торговый договор с Германией, действовавший в течение 10 лет, ввести винную монополию, значительно пополнившую государственную казну, достроить Транссибирскую магистраль и проложить железную дорогу через Манчжурию во Владивосток, провести в 1897 г. денежную реформу, подкрепив рубль золотом, а в 1898 г. – реформу промышленного налогообложения.

Большое внимание уделялось проблемам пролетариата. В 1897 г. был издан закон об ограничении рабочего времени. Максимальная продолжительность рабочего дня теперь составляла не более 11,5 часов в обычные дни и 10 часов в субботу и предпраздничные дни. На фабриках, имеющих более 100 работников, вводилась бесплатная медицинская помощь, охватившая 70% общего числа фабричных рабочих. В 1903 г. были утверждены Правила о вознаграждении потерпевших от несчастных случаев на производстве, согласно которым предприниматель выплачивал пособие и пенсию потерпевшему или его семье.

Но царем все время были недовольны. Одни сетовали, что слишком молод, неопытен и мягок, другие – что тиран и деспот, не дающий народу гражданских свобод. Вечно припоминали трагедию на Ходынке, произошедшую в мае 1996 г., в день коронации императора и императрицы. Тогда на Ходынском поле в честь праздника было устроено угощение народа. Раздачу узелков (с колбасой и пряниками) и фарфоровых кружек предполагали производить с 10 часов утра 18 мая, а народ начал собираться ещё накануне, 17-го, чуть не с полудня, ночью же потянул отовсюду. К полуночи громадная площадь, во многих местах изрытая ямами, была заполнена. В толпе, превысившей всякие ожидания властей, возникла давка, в которой погибли более тысячи человек. Царское семейство потом пожертвовало в фонд пострадавших более 90 тыс. рублей, по тысяче рублей получили семьи погибших, в память о жертвах трагедии (похороненных, кстати, за счет казны) был установлен памятник на Ваганьковском кладбище. Но на это господа либералы и прочие защитники простого народа не обращали внимания. Их больше интересовало обсуждение явного промаха государя – в вечер Ходынской трагедии, когда в пору было объявить траур, он принимал многочисленных зарубежных гостей и танцевал на балу в честь собственной коронации.

Современники рассказывали, как китайский посол, прочитавший на следующий день в газетах о Ходынской катастрофе, заявил, что о таких вещах нельзя не только писать, но и докладывать государю. Однако в России уже было можно. Но и это не ценилось. Господа либералы все равно были недовольны. К возмутителям спокойствия Николай II относился куда мягче, чем его отец – это тоже не ставилось ему в заслугу.

Читайте также:

You may also like...