«Православие, самодержавие, народность»

«Православие, самодержавие, народность»

«Православие, самодержавие, народность»

(лозунг и его воплощение в жизнь)

Получив корону, Николай I в полном объеме осознал, какая важная задача стояла перед ним – сохранить Россию великой единой державой, и он уже успел понять после 14 декабря 1825 г., что не все в стране будут разделять его стремления, что «недостатки существующего известны, а нового сокрыты». И, чтобы сохранить страну, царь начал действовать, тем более, что тайные общества, имевшие своей целью революцию и свержение самодержавия (подобно Западной Европе), в России стали появляться как грибы после дождя, сея в народе смуту и волнения.

Лозунгом всего николаевского правления стала так называемая «теория официальной народности», которую предложил министр просвещения граф С. С. Уваров и одобрил сам Николай I. Ее основой стали три понятия – православие, самодержавие, народность; отстаиванием, укреплением этих принципов проникнута вся эпоха правления императора. Многие исследователи считают, что царь слишком уж жестко претворял свои самодержавные консервативные сатрапские преобразования в жизнь, но история не знает сослагательного наклонения, и неизвестно, кокой была бы Россия выбери Николай какой-либо другой лозунг (ведь его отец в молодости пытался провести либеральные реформы, встретил глухое сопротивление, зашел в тупик и вернулся к самодержавию).

Одним из первых действий в этом направлении стало запрещение деятельности масонских лож в 1826 г., царь, будучи глубоко православным, повел жесткую политику и по отношению к иноверцам, укрепив позиции православной церкви. Многие современники царя не раз отмечали любовь царя «ко всему русскому». Именно при Николае I при императорском дворе входит в привычку говорить по-русски, что до тех пор было неслыханно – более популярен был французский (Пушкин, например, первые свои стихи написал именно на французском).

В1826 г. Николай I формирует III отделение собственной его императорского величества канцелярии, которое многие впоследствии назовут «центральной шпионской конторой», а шефом жандармов был назначен генерал-адъютант А. X. Бенкендорф (он возглавлял его 17 лет). Отделение, главной задачей которого было проникновение в умы и сердца россиян и строгий контроль за ними, состояло из 16 человек, которые работали в четырех экспедициях. Задачи экспедиций:

1 экспедиция занималась политическими делами – «предметами высшей полиции и сведениями о лицах, состоящих под полицейским надзором».

2 экспедиция – раскольниками, сектантами, фальшивомонетчиками, уголовными убийствами, местами заключения и крестьянским вопросом.

3 экспедиция специализировалась по иностранцам.

4 экспедиция вела переписку о «всех вообще происшествиях», ведала личным составом, пожалованиями и т.п.

Со временем работа III отделения усложнилась. В 1828 г. в круг его деятельности вошла и театральная цензура, которая в 1842 г. сформировалась в 5 экспедицию.

Еще одной заботой государя стало приведение в порядок законов – либеральный Александр в это дело практически не вникал, и там царила невероятная неразбериха. Но он не стал без необходимости издавать новые законы, а приказал привести в порядок старые – провести кодификацию, это было поручено Сперанскому. После 3-х лет кропотливой работы, тщательнейшей сверки, в 1830 г. Сперанский преподнес императору 45-томное «Полное собрание законов Российской империи», а также 6 томов законов, принятых при Николае I. Еще через 3 года был составлен 15-томный Свод действовавших законов, расположенных по тематико-хронологическому принципу – современники назвали его «15-томным саркофагом».

В своих преобразованиях Николай I опирался на военных, назначая их на ответственные посты, и чиновников. Понимая, что не все благополучно в государственном аппарате (царила праздность, неслыханная бюрократия в судопроизводстве, взяточничество) император начинает бороться с этими пороками, но, к сожалению, не особенно успешно. Вывод, им сделанный: «Столоначальники правят Россией», остается актуальным и в наши дни торжества демократии.

Эта разросшаяся знаменитая бюрократическая система не раз попадала на страницы русской литературы: Гоголь, Салтыков-Щедрин, Пушкин ярко отображали положение дел. Известно, что после премьеры гоголевского «Ревизора» Николай сказал: «Всем досталось, а больше всех мне». Но надо отметить, что при всем бюрократизме в середине XIX в., в России было 12-13 чиновников на 10 тыс. населения, т.е. в 3-4 раза меньше, чем в Западной Европе.

Как и его бабка, и старший брат, Николай I признавал необходимость решения крестьянского вопроса, но он понимал, что в существующих условиях это нужно делать крайне осторожно – своему сыну он завещает довести дело до конца. При нем были ограничены права помещиков в отношении крестьян, нормы их эксплуатации, изъята возможность продажи крестьян без земли или с раздроблением семейств, было ограничено    й право помещиков ссылать крестьян в Сибирь. Конечно, не во всех областях реформы пошли гладко, и была масса недочетов, но значительная часть крестьян была переведена из помещичьего владения в государственное. У государственных крестьян было полное самоуправление, их обучали лучшим способам хозяйства, обеспечивали зерном в неурожайные годы, малоземельных наделяли землей, заводили школы, облегчали налоги и т.д. В целом, прогрессивными реформами было тогда охвачено примерно 9 млн. казенных крестьян (а это население тогдашней Бельгии, Голландии и Дании вместе взятых).

Немало было сделано и в области образования. Достаточно вспомнить, что в наследство от Александра II осталось всего 5 гимназий. Николай I же, считавший, что образование должно быть доступно всем, не только увеличил их число, но и создал новые учебные заведения: Технологический институт, Горный и Лесной (все три в Петербурге), открыты были Строительное училище, в Москве – Межевой институт, восстановлен там же Главный педагогический институт. В провинции учреждались дворянские и женские институты, Киевский университет, Училище правоведения, Римско-католическая духовная академия в Вильне, Строгановское училище декоративного и прикладного искусства. Не забыл Николай и свое любимое детище – армию, создав великое множество заведений для подготовки военных кадров. И это далеко не полный список очагов образования в николаевскую эпоху.

Именно Николаю I Россия обязана появлением своей первой железной дороги. И день рождения монарха остался в праздниках России как день железнодорожника.

В1834 г. по приглашению горного ведомства в Петербург приехал известный австрийский инженер, профессор Венского политехнического института Франц фон Герстнер. Объехав множество городов от Москвы до Урала и вернувшись в Петербург он подал императору Николаю I обстоятельную записку, в которой изложил свои соображения о строительстве железных дорог. В ней отмечалось, что «…нет такой страны в мире, где железные дороги были бы более выгодны и даже необходимы, чем в России, так как они дают возможность сокращать большие расстояния путем увеличения скорости передвижения».

Решили для начала построить небольшую линию – Царскосельскую железную дорогу – согласно проекту, она начиналась в Петербурге на левом берегу Фонтанки, в370мот Обуховского моста, следовать вдоль набережной Введенского канала до Обводного, за которым находился единственный на дороге поворот, ее конечным пунктом стало Царское Село и Павловск. Дорога была официально открыта 30 октября 1837 г., первыми пассажирами стали сам царь и его семья, а машинистом – сам профессор Герстнер. Позднее он писал, что проехал «в первые пять дней по пятиверстному расстоянию 116 раз».

На момент постройки эта железная дорога была наиболее совершенной в техническом отношении и самой протяженной двух путной железной дорогой в мире. Рельсовая ширина колеи российской дороги была 5 футов (1,524 мм) была шире западноевропейского стандарта – 4,85 фута (1,435 мм). Эта ширина стала наиболее приемлемой по ряду причин – она позволила сэкономить на сокращении объема земляных работ. Учитывалась и перспектива – дорог станет больше, набольшие расстояния, и вагоны надо делать шире – они должны быть вместительнее, ведь пассажиров станет больше и багажа у них будет больше. Есть мнение, что столь широкой колею сделали для того, чтобы усложнить жизнь неприятелю, если он вздумает напасть на Россию. Однако, военные цели – военными целями, а как показали исследования современных инженеров, именно русская широкая колея – самая правильная и безопасная.

Интересна и история названия здания железнодорожной станции – вокзала, где сегодня продают билеты, находятся залы ожидания, а раньше играли военные оркестры. А само русское слово «вокзал» происходит от английского собственного имени Вокс холл (Vauxhall) – это название деревни, владельцы которой выстроили там великолепнейший увеселительный парк, который с восторгом посещали именитые особы, с тех пор это слово в Англии стало символом великолепия, шика и блеска. В Лондоне есть железнодорожная станция Воксхолл, возможно оттуда и распространилось это название, Царскосельская железная дорога долгое время Иоганн Штраус. Он впервые приехал в Россию в 1856 г. По контракту, подписанному им на очень выгодных условиях с Дирекцией Царскосельской железной дороги, он в течение летнего сезона дирижировал своим оркестром шесть раз в неделю в павловском «Воксале». В общей сложности Штраус отыграл в Павловске одиннадцать сезонов.

Читайте также:

You may also like...