Раскол

Раскол

Раскол

(Никон, его сторонники и старообрядцы)

Все началось с тщательного анализа церковных книг. Практически во всех было найдено огромное количество ошибок и разночтений. Но мало найти ошибки, надо было решить, по какому образцу их исправлять. Важную роль сыграли и политические соображения – появилась идея сделать Москву третьим Римом – центром мирового православия (греки, по мнению русских, на эту высокую миссию претендовать уже не могли – в 1439 г. они вошли в унию с католиками (Флорентийская уния)). Еще Иван Грозный говорил: «Греки нам не Евангелие. У нас не греческая, а русская вера», а в середине XVII в. русские даже перестали считать греков православными.

Тем не менее, греческая церковь настаивала, чтобы тексты и обряды исправлялись именно по ее образцу. Часть русского духовенства во главе с кружком «ревнителей древнего благочестия» выступила против предложенных преобразований. Но патриарх Никон, пользуясь своей неограниченной властью и поддержкой Алексея Михайловича, начал реформы.

Ревнители древнего благочестия» обвинили Никона в латинстве. Они и их сторонники – старообрядцы, отказались признать реформы. На церковных соборах 1654 и 1656 гг. все противники Никона были обвинены в расколе, отлучены от церкви и сосланы. Духовным лидером старообрядцев был протопоп Аввакум – человек образованный, талантливый публицист и проповедник. Он пережил ссылку, смерть детей, но не отказался от своих убеждений. После 14-летнего заключения в «земляной тюрьме» Аввакум был заживо сожжен за «хулу на царский дом».

Впрочем, неприятие его реформ основывалось не только на вопросах веры, но и на многих социальных моментах. Среди староверов было много лиц духовного сана. Для них смириться с реформами означало то, что всю жизнь они прожили неверно и зря. Многим священникам, которые нейтрально относились к обрядовым преобразованиям, было сложно переучиваться. Купечество и торговый люд возмущались, что церковь слишком активно стала вмешиваться в их дела. Были среди старообрядцев и бояре – боярыня Морозова (сподвижница протопопа Аввакума) и княгиня Урусова. Но основную массу раскольников составляли все же крестьяне – они уходили в старообрядческие скиты – за правильной верой, за свободой от барских и монастырских поборов.

Церковь стала набирать все больший вес в государстве. Никон вмешивался в государственные дела, а когда государь отбывал на театр военных действий и вовсе объявил себя «великим государем». Более того – он утверждал, что священство выше царства, поскольку представляет Бога, а светская власть – от Бога. Тихий царь, до тех пор поддерживавший Никона во всех его начинаниях, не стерпел, когда дело коснулось его личной самодержавной власти, его стало тяготить верховенство «собиного» друга. В 1658 г. между ними произошел разрыв. Царь потребовал, чтобы Никон не смел называть себя великим государем. Никон, обидевшись, уехал в Воскресенский Ново-иерусалимский монастырь на Истре. Он рассчитывал, что по старой дружбе царь, как всегда, уступит, но ошибся. Между бывшими лучшими друзьями завязалась долгая переписка, которая их окончательно поссорила. От Никона потребовали сложить полномочия, потому что решили избрать нового главу церкви, на что патриарх ответил отказом.

Видя, что без посторонней помощи с мятежным патриархом не справиться, царь инициировал созыв в 1666 г. в Москве церковного собора с участием двух вселенских патриархов – антиохийского и александрийского. Собор поддержал царя и лишил Никона патриаршего сана, все греческие патриархи и богослужебные книги были признаны православными. Никон был заключен в монастырскую тюрьму, где умер в 1681. А нововведения Никона продолжали насаждать, живы они в церковной жизни и сегодня.

Читайте также:

You may also like...