Умная жена неразумного наследника

Умная жена неразумного наследника

Умная жена неразумного наследника

(Елизавета, Петр и Екатерина: кто кого?)

Жизнь принцессы круто переменилась 1 января 1744 года. В этот день Иоганна Елизавета получила приглашение от русской императрицы Елизаветы прибыть в Россию вместе с дочерью. Фике прочили в жены наследнику престола – ее троюродному брату Карлу Петеру Ульриху, получившему в России имя Петр Федорович. «Мы были за столом, когда принесли отцу большой пакет писем, – вспоминала потом Екатерина, – разорвав первый конверт, он передал матери несколько писем, ей адресованных. Я была рядом с ней и узнала руку обергофмаршала Голштинского герцога, тогда русского великого князя… Мать распечатала письмо, и я увидела его слова: «с принцессой, вашей старшей дочерью». Я это запомнила, отгадала остальное и, оказалось, отгадала верно…»

Несколько дней родители скрывали от дочери содержание письма. Вели они себя довольно странно, запирались у себя в спальне и что-то обсуждали, в доме поднялась суете(. Наконец, сгорающая от нетерпения и любопытства Фике выпытала секрет. Если у родителей и были какие-то сомнения о целесообразности путешествия в Россию, то у их дочери – нет. Она была готова ехать, прямо сейчас. Она рвалась в далекую неизвестную страну, ведь это было не какое-то там крохотное немецкое герцогство, это была огромная, великая держава – судя по всему, уже тогда это юное создание было неисправимо тщеславно. Мать и дочь собрались в дорогу.

В Петербург Ангальт-Цербстские гостьи попали как раз на масленицу, так что к роскоши приема прибавилась еще радость всенародного праздника. Вскоре они уже были в Москве, где тогда находились императрица Елизавета с наследником. Учитель Петра III Якоб Штелин писал, что принцесса Фике сразу очень понравилась государыне, Елизавета была в восторге от собственного выбора. Довольная Иоганна Елизавета отчитывалась мужу: «Наша дочь стяжала полное одобрение, императрица ласкает, великий князь любит ее».

При дворе Елизаветы принцесса продолжила свое образование. Здесь ее учили русскому языку и основам православия, а также давали уроки танцев и игры на клавесине. София Фредерика была очень талантливой ученицей, только вот музыка ей не давалась – мешало отсутствие слуха. Зато уже через несколько месяцев она была готова к переходу в православие и последующему замужеству.

Но, похоже, что Петру было рановато жениться. С первой же брачной ночи он проявил полное равнодушие к супруге. Вот как описывает ее сама Екатерина: «Его императорское высочество, хорошо поужинав, пришел спать, и когда он лег, он завел со мной разговор о том, какое удовольствие испытал бы один из его камердинеров, если бы увидал нас вдвоем в постели, после этого он заснул и проспал очень спокойно до следующего дня… И в этом положении дело оставалось в течение девяти лет без малейшего изменения…».

Петр увлекался кем угодно и чем угодно, но только не женой. Екатерина тоже – Петра жалела, но никогда не любила и призирала в душе его инфантильность. «По правде, я думаю, что русская корона больше мне нравилась, чем его особа», – обмолвилась Екатерина в мемуарах. Отношения их все более портились. И, несмотря на это, от великого князя и великой княгини зависела будущая судьба престола. Волей-неволей они обязаны были родить наследника. Прошел год, а в этом деле не было никаких сдвигов. Елизавета сердилась. Над молодыми были поставлены воспитатели-надсмотрщики – муж и жена Чоглоковы. Они убеждали Екатерину быть ласковее с мужем, угождать ему, добиваться его любви и следили за тем, чтобы молодое семейство проводило ночи вместе, в своей спальне. Но все эти уловки не давали результата.

Родить наследника Екатерина смогла только через девять лет замужества, в 1754 году. Как только Павел появился на свет, Елизавета забрала его у родителей, она

предпочитала воспитать мальчика сама, так, как считала нужным. Екатерина впервые увидела сына только через 40 дней после родов, впоследствии она и Петр получили право встречаться со своим ребенком только раз в неделю.

Екатерина сделала свое дело – обеспечила престол будущим царем. Отныне она больше никого не интересовала. Петр окончательно увлекся своей фавориткой Елизаветой Воронцовой и, казалось, только и мечтал, как бы поудобнее избавиться от жены, чтобы жениться на любовнице. Императрица, верно оценив ум и способности невестки, понимала, что та может устроить заговор за ее спиной, а также подозревала ее в шпионаже в пользу Пруссии (в этом же проступке когда-то уличили ее мать, в результате чего Иоганну Елизавету навсегда выслали из России).

Единственным последствием опалы Екатерины стало удаление от нее всех приближенных лиц. Но вокруг общительной и умной великой княжны довольно быстро сформировался новый круг, в который, кроме прочих, входили гвардейцы братья Орловы и Екатерина Дашкова (урожденная Воронцова, родная сестра любовницы Петра Федоровича). Новая компания сформировалась весьма удачно. Все это были молодые люди из знатного общества, обладавшие прекрасными связями. К тому же отважный артиллерийский капитан Григорий Орлов, стал любовником Екатерины и был готов ради нее броситься в огонь и воду. В этом круге и начал зреть заговор против наследника престола.

Читайте также:

You may also like...