Узурпация трона

Узурпация трона

Узурпация трона

(заговор и переворот)

Смерть императрицы Елизаветы открыла новую страницу в жизни Екатерины. Почти весь январь 1762 года русский народ прощался с государыней. И все это время Екатерина в траурных одеяниях сидела у гроба покойной. Ее супруг не выказывал такого почтения ушедшей в мир иной родной тетушке. Даже эта небольшая деталь делала много чести Екатерине и вырисовывала жирный минус новому царю Петру Федоровичу.

Кроме того, в день смерти Елизаветы Петр III дал распоряжение о прекращении военных действий против Пруссии, возвратил ей без какой-либо компенсации завоеванные кровью российских солдат земли. Этот шаг практически свел для России на нет все успехи Семилетней войны. Вскоре он заключил с Фридрихом II не только мир, но и союз: отныне русская армия должна была воевать с недавней союзницей – Австрией.

Антирусская деятельность Петра III и невыгодный для России поворот внешней политики вызвали открытое недовольство офицеров, столичных дворян и духовенства. Петр успел издать ряд справедливых законов, начал проводить полезные реформы, многие из которых потом продолжила Екатерина, но его внешнеполитические решения, невоспитанное и вызывающее поведение настраивало против него все больше людей.

Чем больше глупостей делал Петр, тем выгоднее смотрелась на его фоне Екатерина. Обходительная, внимательная, рассудительная – полная противоположность своему взбалмошному супругу. За ней быстро сформировался образ жертвы, мученицы, покинутой грубым супругом (Петр демонстративно выставлял напоказ свою связь с девицей Воронцовой). По столице ходили слухи, что император готов отправить супругу в какой-нибудь дальний монастырь и жениться на своей фаворитке. Бог весть, кто распускал эти слухи – возможно, и сама Екатерина… Все это сыграло свою роль. Практически все общество сочувствовало императрице и было готово поддержать ее.

Между тем, заговор готовился так топорно, что не был секретом ни для кого. Об этом можно судить хотя бы по тому, что стало поводом для начала дворцового переворота. История была презабавная. Как-то вечером некий капрал Преображенского полка заглянул к одному из заговорщиков, поручику Петру Пасеку. Он стал рассказывать, что по казармам ходят слухи о смерти Екатерины, и упрекать гвардейцев в бездействии. Пасек заверил, капрала, что императрица жива здорова, но, видимо, при этом сболтнул что-то лишнее. Капрал, не успевший еще успокоиться, зашел к другому офицеру, капитану Измайлову, и пересказал ему разговор с Пассеком. Капитан посчитал своим долгом донести об этих неблагонадежных беседах начальству. Пасека тут же арестовали, слух об этом быстро пронесся по Петербургу и заговорщики схватились за голову – заговор раскрыт! Алексей Орлов бросился в Петергоф к императрице, которая должна была там готовиться к празднованию именин Петра III (12 июля). Гвардеец поднял ее с постели рано утром словами: «Пора вставать, все готово, чтобы провозгласить вас!» И они помчались в Петербург, где к ним присоединились остальные Орловы и прочие участники переворота.

Въезд Екатерины в столицу был триумфальным. Первыми ее приветствовали гвардейцы Измайловского полка, они же, вместе со своим командиром графом Кириллом Разумовским, были первыми приведены к присяге на верность «матушке императрице». За ними последовали солдаты Семеновского и Преображенского полков. При выезде на Невский проспект императрицу приветствовала в полном составе конная гвардия. Все кричали «ура!», народ ликовал. В такой обстановке всеобщего подъема коляска Екатерины еле пробилась к Зимнему дворцу. Там уже были готовы принять присягу Сенат, Синод, высшие чиновники и придворные.

Екатерина написала указ на имя Сената о том, что выступает со своим войском в поход против Петра III, переоделась в зеленый мундир Преображенского полка, села на коня и тронулась в путь. Когда войска подошли к Стрельне, Екатерина получила письмо Петра, в котором он просил у жены прощения за обиды и обещал исправиться. Она ничего не ответила, и поход продолжался. В Петергофе посланник Петра передал императрице второе послание – Петр обещал отказаться от престола в обмен на небольшую пенсию, гольштейнский трон и девицу Воронцову. Екатерина потребовала от него письменного отречения. Петр III исполнил это. Вскоре его привезли вместе с Воронцовой в Петергоф. Но далее, в Ропшу, он отправился уже один, в сопровождении гвардейского караула. Императрица собиралась посадить своего супруга в Шлиссельбургскую крепость. Однако до Шлисельбурга Петр Федорович так и не добрался. Историки до сих спорят, своей ли смертью умер он в Ропше или погиб от рук Орловых со товарищи, охранявших важного политического узника.

Читайте также:

You may also like...